ФАС признала право «Юнипро» взимать плату за мощность сгоревшего энергоблока Березовской ГРЭС

25 декабря 2018 г.

За простаивающее оборудование потребители заплатили около 1 млрд рублей

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) признала право "Юнипро" (входит в немецкую Uniper) собирать с потребителей плату за мощность третьего энергоблока Березовской ГРЭС, приостановившего работу после пожара 2016 г. Это стало одним из пунктов мирового соглашения между ФАС, энергокомпанией и "Системным оператором" (диспетчер энергосистемы). Оно было заключено 19 декабря, размещено в картотеке дел Девятого арбитражного апелляционного суда 23 декабря.

Третий энергоблок на Березовской ГРЭС мощностью 800 МВт строился по договору предоставления мощности (ДПМ, гарантирует возврат инвестиций через повышенные платежи) и был введен в эксплуатацию в конце 2015 г. 1 февраля 2016 г. на станции случился пожар, повредивший энергоблок. После вывода оборудования на ремонт, с февраля по ноябрь 2016 г., компания получала с энергорынка уменьшенные платежи за мощность энергоблока – всего около 1 млрд руб. Это вызвало недовольство крупных промышленных потребителей энергии и Федеральной антимонопольной службы (ФАС).

В январе 2018 г. ФАС признала "Юнипро" и "Системного оператора" виновными в нарушении закона о конкуренции и затягивании аттестации и тестирования сгоревшего оборудования. Ведомство пришло к выводу, что энергокомпания не должна была выводить на плановый ремонт поврежденное в результате аварии оборудование и предоставила "Системному оператору" недостоверные сведения о сроках его восстановления. На компанию наложен штраф в 650 000 руб. "Юнипро" и "Системный оператор"попытались оспорить решение ФАС в суде. В итоге было заключено мировое соглашение. Предприятие согласилось выплатить штраф и признало, что злоупотребило доминирующим положением на энергетическом рынке Сибири. В свою очередь ФАСпризнала, что пожар не привел к утрате основного оборудования и изменению мощности третьего блока, а нарушение компанией антимонопольного законодательства не повлияло на условия ДПМ. Стороны согласились, что "Юнипро" имела право получать оплату за мощность поврежденного оборудования. После завершения его ремонта также сохраняются условия действующих ДПМ.

ФАС также пересмотрела свою оценку действий "Системного оператора" и пришла к выводу, что оператор действовал в рамках закона. В результате анализа представленных доказательств, а также с учетом расследования причин аварии РостехнадзоромФАС согласилась, что в действиях диспетчерской службы отсутствует нарушение антимонопольного законодательства, что и было зафиксировано в мировом соглашении, пояснил представитель "Системного оператора".

Представители "Юнипро" и Минэнерго отказались от комментариев. Представитель ФАС от комментариев отказался.

Принятое решение не соответствует антимонопольному законодательству и законодательству в сфере электроэнергетики, категоричен директор Ассоциации "Сообщество потребителей энергии" Василий Киселев: "Оно фактически признает недействительным решение ФАС и нарушает права потребителей. Ожидаем полный текст решения для оценки и дальнейших действий".

Признание ФАС в мировом соглашении права "Юнипро" на плату за мощность от потребителей, при том что был нарушен антимонопольный закон, обозначило позицию регулятора относительно неизменности и устойчивости ДМП, комментирует управляющий партнер компании "УК право и бизнес" Александр Пахомов: "Это практически сводит на нет последующие попытки потребителей вернуть платежи за мощность в период отсутствия оборудования".

Потребители, по крайне мере пока, фиксируют переплату за мощность в размере примерно 1 млрд руб, а энергорынок получил дополнительный сигнал: возникла еще одна ситуация, связанная с несовершенством нормативной базы, которая толкуется в пользу энергокомпаний, говорит старший аналитик по электроэнергетике Центра энергетики Московской школы управления "Сколково" Юрий Мельников. "Конструкция ДПМ, в том числе в новых реинкарнациях, предполагает повышенные платежи за мощность для гарантии возврата инвестиций генерирующей компании. В то время как на рынке мощности эти платежи должны служить другой цели - поддержанию готовности станций к выдаче мощности в энергосистему. Очевидно, что энергоблок со сгоревшим котельным оборудованием ни при каких условиях не мог выдавать мощность", - говорит он. Но парадокс ДПМ состоит в том, что это обстоятельство не так важно - ведь инвесторы до этого действительно построили и ввели его в эксплуатацию, продолжает эксперт. Сложившаяся ситуация не столько про несовершенство механизма аттестации, сколько про конструкцию ДПМ в целом, заключает Мельников.

Елена Вавина,

Ведомости, 24.12.2018

Вернуться к списку новостей Подписка на новости
Обратная связь Все поля обязательны для заполнения
captcha
Подписка на новости
Вход
Забыли пароль?