Модернизация или капитальный ремонт?

18 апреля 2019 г.

В Москве 5 апреля состоялось очередное заседание семинара «Энергетика. Экономика. Общество». На этот раз профессиональное сообщество обменялось мнениями по актуальной теме «Модернизация энергетики: начало большого пути».

Мероприятие организовали Финансовый университет при Правительстве РФ и Российский государственный университет нефти и газа им. И. М. Губкина при информационной поддержке научного журнала «Стратегические решения и риск-менеджмент».

Первые итоги и ожидания

В начале заседания руководитель Департамента менеджмента Финансового университета при Правительстве РФ, главный редактор журнала «Стратегические решения и риск-менеджмент», д. э. н., профессор Аркадий Трачук уточнил, что цель семинара — подробно рассмотреть проблематику обновления тепловой генерации в России, проанализировать возможные результаты реализации программы модернизации, обсудить потенциальные вызовы, а также разобраться, целесообразно ли обновлять существующие мощности или выгоднее построить новые. В связи с этим важно услышать разные точки зрения — и профессионального, и научного сообщества.

Подробный доклад представил заместитель директора Департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики России Андрей Максимов. Он подчеркнул: необходимость запуска программы модернизации обусловлена в том числе тем, что структура цен на электроэнергию и мощность не позволяет привлекать средства для эффективной замены оборудования.

Представитель ведомства рассказал об этапах и сроках проведения отбора проектов модернизации на 2022-2024 гг., уточнив, что к отбору допускается высоковостребованное оборудование, исчерпавшее парковый ресурс, в отношении которого планируется реализация проекта, включающего одно или нескольких мероприятий из утвержденного правительством России перечня – проект в обязательном порядке должен содержать в себе работы, связанные с модернизацией турбинного и/или котельного оборудования, и может быть дополнен ограниченным перечнем сопутствующих мероприятий (замена генератора, градирни, паропроводов, установка электрофильтров, дымовой трубы и т. д.).

При этом подача ценовых заявок для участия в отборе проектов модернизации генерирующих объектов тепловых электростанций осуществляется в два этапа: на первом подаются технические параметры проектов модернизации, на втором — стоимостные. Андрей Максимов сообщил, что на этапе подачи технических параметров проектов модернизации на 2022-2024 гг. подано 380 заявок (в том числе на 2022 г. – 122 заявки, на 2023 г. – 124 заявки, на 2024 г. – 134 заявки) 33 участниками отбора в отношении 82 электростанций по 164 генерирующим объектам (условным ГТП). В Сводный перечень заявленных проектов модернизации на 2022–2024 гг. включено 376 заявок, содержащих технические параметры проектов модернизации, соответствующих установленным требованиям.

На этапе подачи стоимостных параметров проектов модернизации для целей участия в коммерческом отборе мощности на 2022-2024 гг. подано 127 заявок (в том числе на 2022 г. – 45 заявок, на 2023 г. – 37 заявок, на 2024 г. – 45 заявок) 28 участниками отбора в отношении 64 электростанций.

Андрей Максимов отметил, что по результатам конкурса в первой ценовой зоне оптового рынка электроэнергии и мощности преобладают проекты модернизации конденсационных электростанций, во второй – распределение проектов между КЭC и ТЭЦ почти равное. В части типов проектов: в европейской части – это проекты модернизации в части турбинного оборудования, в Сибири же преобладает модернизация котельного оборудования.

Заместитель директора Департамента развития электроэнергетики Минэнерго России Петр Бобылев добавил, что одним из фундаментов надежной и эффективной работы электростанций на рынке электроэнергии является обеспечение требуемого энергоэффективного уровня тепловой экономичности работы генерирующего оборудования.

Сегодня фактические коэффициенты полезного действия и, как следствие, удельные расходы условного топлива на ряде «классических» ТЭЦ соответствуют уровню или даже меньше удельных расходов блоков ПГУ и находятся в районе 230-240 граммов. ПГУ имеет ряд иных преимуществ перед ТЭЦ, в частности в скорости набора и сброса нагрузки, однако эти аспекты могут решаться правильной диспетчеризацией.

Петр Бобылев уточнил, что за последние восемь лет в целом по стране снижение удельных расходов топлива на производство электроэнергии составило около 10%. При этом наиболее передовыми названы ПАО «Мосэнерго», ПАО «ТГК-1», ПАО «Фортум» с уровнем удельных расходов топлива на производство электроэнергии в среднем по компании менее 240 г/кВт-ч.

Также представитель Минэнерго обратил внимание на то, что улучшение фактических показателей тепловой экономичности действующих электростанций и снижение удельных расходов топлива неминуемо и позитивно влияет на улучшение экологических показателей работы отрасли. Так, за последние пять лет снижение валовых выбросов в атмосферу от тепловой генерации электроэнергетики составило 15% — такая динамика позволяет надеяться на дальнейшее снижение негативного воздействия ТЭС на окружающую среду.

Коленвал от «Запорожца» по цене Porsche

В качестве оппонента выступил старший аналитик Московской школы управления СКОЛКОВО Юрий Мельников. Он заметил, что вопрос относительно дальнейшей судьбы старых тепловых электростанций волнует профессиональное сообщество не один год, и Минэнерго последовательно реализует концепцию продления срока их эксплуатации, называя это модернизацией. Если разобраться, речь идет, скорее, не о модернизации, а о капитальном ремонте, поскольку во главу угла ставится вопрос продления ресурса существующих станций, а не повышения их эффективности.

— По результатам регулярных дискуссий возникло впечатление, что между потребителями и генераторами сложился некий консенсус, проводятся аналогии с «Запорожцем» или заменой коленвала на нем. При этом генераторы говорят: «А что еще вы хотели получить задешево?», потребители отвечают, что им продают коленвал от «Запорожца» по цене Porsche, — комментирует эксперт МШУ СКОЛКОВО. — В остальном же бросается в глаза несоответствие различных стратегических инициатив в отрасли друг другу. Например, большое внимание уделяется развитию цифровой экономики, цифровизации энергетики, использованию возможностей блокчейна, инициативе EnergyNet. На мой взгляд, программа модернизации ТЭС перпендикулярна всем этим инициативам: если мы меняем на турбине ПТ-50 цилиндр высокого давления или на котле – барабан, видимо, под цифровизацией должны понимать навешивание на этот барабан датчиков с вай-фаем и оснащение обходчиков айпадами… Зачем нам цифровизация, если не меняются ни топология, ни технология, все оборудование может работать так же надежно, как работало 50 лет до этого. Другой пример, энергоэффективность. Правила программы модернизации сконструированы таким образом, что проекты по замене части котла или турбины получают хорошие шансы на победу по сравнению с любой более сложной и энергоэффективной модернизацией - и в этой логике никакого роста энергоэффективности в отрасли не будет.

Юрий Мельников заметил, что большие надежды на программу модернизации связывали с ТЭЦ, – в России потребляется много тепла, и для нас тепловая энергия важнее электрической, и были ожидания, что программа позволит влить в эту сферу долгожданные инвестиции. Однако по итогам первого отбора видно, что только 10 % прошедших отбор заявок касаются проектов на ТЭЦ (в первой ценовой зоне), остальные 90 % – это одноцелевые станции. Это еще один шаг в сторону «котельнизации» российского теплоснабжения.

– Любая модернизация ТЭС, основанная на переходе с паросилового на парогазовый цикл, – это более сложный, комплексный проект, чем просто замена части паровой турбины, значит, он потребует больше капитальных затрат и больше времени на реализацию. Неважно, локализованная ли будет турбина, результат будет один и тот же, – полагает представитель СКОЛКОВО. – У нас есть убеждение, что проекты, связанные с ПГУ, не пройдут отбор, следовательно, ради каждого проекта, связанного с использованием газовых турбин, придется собирать правительственную комиссию и утверждать каждый проект на ней. По стране их при таком подходе наберется максимум 15‑20 – объем, совершенно недостаточный ни для инвесторов, заинтересованных в локализации, ни для «обкатки» планируемой «российской» газовой турбины, о которой так много говорится в последнее время. Если мы это понимаем – зачем же тратим субсидии из госбюджета на НИОКРы по этой газовой турбине?

Профессор, заведующий базовой кафедрой возобновляемых источников энергии РГУ нефти и газа им. И. М. Губкина, д. э. н. Василий Зубакин подчеркнул: тема модернизации многогранна и является одной из насущных для энергетиков, ведь от реализации запланированных в рамках соответствующей программы мероприятий зависит будущее не только отрасли, но и экономики в целом.

Андрей Максимов добавил, что отечественная энергетика в начале большого пути:

— Мы не изобрели новых сущностей, просто запустили механизм, который по ходу дела можно настраивать, приостанавливать либо дополнять и с ним дальше работать.

Энергетика и промышленность, 17.04.2019

Вернуться к списку новостей Подписка на новости
Обратная связь Все поля обязательны для заполнения
captcha
Подписка на новости
Вход
Забыли пароль?